"Мой край родной, пою тебе я славу..."

История родного края. Палласовскому району - 90
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 38
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа

Житкурская трагедия

На главной площади города Палласовки - братская могила, стоит обелиск. На нем золотыми буквами имена тех, что героически сражались за дело  революции, отдали свою жизнь за счастье народа, к скорбном перечне и имена первых житкурских большевиков, и беспартийных крестьян.
События, о которых идет речь, произошли в глубинном заволжском селе Житкур в 1919 году. Было оно крупным, зажиточным. В нем проживало 12 тысяч человек, в полтора раза больше, чем в уездном городе Цареве. Значительную часть составляли кулаки, купцы, торговцы скотом и хлебом, зажиточные крестьяне. Заметным влиянием среди селян-собственников пользовалась партия эсеров.
С зимы 1919 года в селе находился центр Житкурской волости, входящей в состав Ленинского уезда. Гарнизон села Житкур насчитывал 56 человек во главе с волостным военным комиссаром Шубиным, состоял из членов парторганизации, красноармейцев, милиционеров, служащих советских учреждений и располагался в большом доме волисполкома и в двух глинобитных зданиях, в которых когда-то были торговые лавки. Здания стояли посредине базарной пло-щади, и из них хорошо просматривались все центральные улицы. Для обороняющихся это было удобно. День и ночь маленький житкурский гарнизон находился в напряжении. Кулаки и бандиты то и дело испытывали Советскую власть на прочность: занимались вредительством, клеветали на коммунистов, убивали активистов. И все-таки 58 коммунистов села настойчиво двигали дело революции вперед. Враги в бессильной злобе все чаще прибегали к оружию. Участились случаи появления у Житкур а бандитских конных разведок, стали жертвами уполномоченные волисполкома и укома партии. Местные богатеи вкупе с бандитами замышляли очередную антисоветскую акцию. Коммунисты села объявляют Житкур на осадном положении, создают революционный комитет. В числе других в ревком избрали и коммуниста Рожкова Ивана Михайловича, присланного сюда на партийную работу.
Был человеком он начитанным, умным, закаленным в партийной борьбе, умел организовать массы, рассказать им о задачах текущего момента, дать правильную политическую оценку событиям. Рожков быстро завоевал авторитет и уважение у житкурских Коммунистов и крестьян.
Вся партийная организация подразделялась на деcятки во главе  с нагорным И.С., Легкодимовым Г. И.. Шубиным П.В., Фоминым Д. Т., Клюка В. Н. и Шаповаловым Т.И. Десятки выполняли роль боевых гоупп которые жили по воинскому уставу, заботились об обеспечении гарнизона продовольствием боеприпасами, организовывали дежурства и патрули-рование. Разумеется, вместе с коммунистами выполняли распоряжения волостного ревкома и беспартийные. Таких среди двенадцатитысячного населения села было немало. Многие из них хотя формально и не состояли в большевистской партии, ж> повседневными делами своими поддерживали коммунистов, делили с ними трудности и невзгоды. Здесь будет уместным назвать крестьян-бедняков Дегтярева А. И., Мичурина Н. И., Силантьева С. И., Стеганцева И. В., Бобошкина С. П., Пальгунова Н. А.
'Гарнизон села, возглавляемый коммунистом Шубиным, бдительно нес службу. Как уже говорилось, центральные улицы, сама площадь хорошо просматривались, за исключением кирпичной церкви с оградой, примыкавшей прямо к волисполкому. Это было наиболее уязвимое место обороны.
То, что в селе есть бандитские осведомители, об этом в Житкуровском ревкоме догадывались, чувствовалась согласованность действий кулаков и бандитов. Бойцы гарнизона братья Николай и Тимофей Кочергины, Буданов, Ковылин делились своими опасениями с председателем ревкома. Однажды патрулировавшие бойцы Легкодимов, Гончаров и Савченко прямо на заседание ревкома привели незнакомого человека, который прятался в камышах. Возможно, шел на связь с местными кулаками. Незнакомец заявил, что он пробирался к своим "братьям", живущим якобы в другом конце Ленинского уезда.
Ни у кого из членов ревкома не оставалось сомнения в том, что житкурские кулаки поддерживают связь с бандой, помогают ей продуктами, деньгами, лошадьми.
-    Какие будут суждения по этому делу? - обратился Шубин к членам ревкома и всем присутствовавшим на заседании.
Я имею слово,- поднялся рослый местный крестьянин-бедняк Тонконоженко.   Он   сдернул   с себя овчинный    вылинявший    малахай.- Мое мнение такое- хватит нам цацкаться с кулачьем, надо взять эти вампиров под арест. Пущай посидят на голодном пайке, трошки стухнут, а мы побачимо, як банда на цэ среагируе.
-    А где доказательства? - спросил кто-то из членов ревкома.
     Это только на пользу врагам нашим пойдет.
Авторитет ревкома подорвет: народ скажет, невинных, дескать, Советская власть под арест сажает,- возразил тележник Мандровский Г. Е. Его поддержал сын Григорий.
     Нет, хлопцы, так нельзя. Это ж произвол - без доказательств арестовать. Советская власть, она против произвола. Повременить трошки надо. У меня, хлопцы, другая думка. Присмотреться к зажиточным дворам надо.
-    Рази за ними углядишь?
-    Надо углядеть,- поддержал Шубин.- Не гурьбой  за   ними  присматривать  надо,  а  поручим  кому сподручней.
На том и порешили: пусть Гребенников, Лопатин, Кучеров и Фисенко скрытно понаблюдают за кулацкими дворами.
Вскоре было замечено, что с подворья кулака по кличке Рыжий каждый день выпускали собаку: добежав до лимана, она скрывалась за увалами. Обратно возвращалась тем же путем. В ревкоме знали, что сын Рыжего где-то в банде огинается. Значит, собака носит почту. Пытались поймать ее -не дается, людей сторонится пуще, чем ее хозяин-кулак. Подворье у того глухое, крепкое, щелки заглянуть не найдешь.
И вот в начале марта собака Рыжего принесла в банду такую депешу: "...Коммунисты остались одни, их немного, пожалуй - можно" (много позже, когда главарь одной из белоэсеровских банд поручик Но-саев и его помощник агроном Сабанин были арестованы, они подтвердили, что сообщение о возможности налета на село Житкур получили с помощью собаки-почтальона).
Объединенные бандитские отряды братьев Солохиных, родом из Житкура, Ерохина и Пятакова общей численностью более 600 человек совершили налет на Житкур. Гарнизон не был застигнут врасплох. Плотным губительным огнем бойцы встретили налетчиков.
Неся большие потери, бандиты залегли и открыли пулеметный огонь по зданию волисполкома и по саманным помещениям. Но большого урона обороняющимся  не причинили.
Тогда они пошли на хитрость. Воспользовавшись тем, что к зданию волисполкома вплотную подступала церковь, и тот участок плохо просматривался, бандиты подобрались к волисполкому, к казармам и бросили несколько гранат. Среди обороняющихся  появились убитые, раненые. Однако сопротивление продолжалось с неослабевающей силой.
Бой продолжался уже несколько часов. Бандитам удалось поджечь волисполком. Положение обороняющихся стало критическим. Они отстреливались до тех пор, пока огонь не охватил все здание. Военком Шубин отстреливался до последнего патрона. И когда бандиты окружили его в одной из комнат, он застрелился.
В суматохе боя одному из бойцов удалось выскользнуть из села незамеченным. На ближайшем хуторе он достал лошадь и, полураздетый, в мороз, по глубокому снегу сумел добраться до разъезда Сайхин, что лежал между станциями Эльтон и Баскунчак. Позвонил на станцию Эльтон, а оттуда немедленно сообщили в Астрахань  и  на станцию Кайсацкая Горемыкину М. Г. как старшему начальнику на этом железнодорожном участке.
Узнав о нападении банд на житкурский гарнизон, Горемыкин оставил в Кайсацкой своего заместителя Панченко с частью гарнизона и продотрядом, а сам с 70 конниками и 10 повозками с двумя пулеметами выступил через Эльтон на Житкур. Из Эльтона связался с Астраханью, доложил особому отделу обстановку. Через несколько часов начальник особого отдела Артабеков сообщил Горемыкину, что по указа-нию Военного совета фронта специальным поездом на станцию Сайхин направляется хорошо вооруженный отряд в 400 человек под командованием Черемисова. Задача отряда - оказать помощь житкурскому гарнизону. При отряде направлялась оперативная тройка с особыми полномочиями. На правах члена тройки в ее состав входил и М. Г. Горемыкин.
Отряд Черемисова, усиленный бойцами местных воинских гарнизонов, двигался в направлении Житкура. Одновременно Джаныбекский военком со своим отрядом численностью в 50 человек выехал на станцию Эльтон, а эльтонский военком срочно с 30 хорошо   вооруженными конниками отправился по ближайшим хуторам мобилизовывать гужевой транспорт для более оперативного продвижения отряда Черемисова на Житкур.
Зная, что численность бандитского отряда значительна, что у него на вооружении кроме личного стрелкового оружия есть пулеметы и даже орудия, Горемыкин выслал вперед конный взвод разведки с пулеметом. Основной отряд численностью в 120 человек двигался от разведчиков "а несколько километров сзади.
Горемыкин рассчитывал соединить свои силы с отрядом Черемисова где-то на подступах к Житкуру и совместно ударить по бандитам. Но встреча с бойцами Черемисова произошла раньше -в 20 километрах от Житкура. Сводный отряд, насчитывающий примерно 600 человек, в том числе 150 конников, стремительно двинулся на Житкур.
...Третьи сутки отбивался от бандитов житкурский гарнизон. После того, как было сожжено здание волостного исполкома, бандиты вплотную приблизились к саманным казармам, бросили в окна несколько гранат и с криком "Бей коммунистов!" ворвались в них. Более 30 красных бойцов попали в плен. Все население Житкура бандиты согнали на базарную площадь. Сколотив наскоро трибуну и эшафот, бандиты устроили судилище. С трибуны оглашалась фамилия пленного, должность его при Советской власти, потом выносился приговор и тут же приводился в исполнение. Людям выкалывали глаза, отрезали нос, уши или вырезали язык, ремнями снимали кожу со спины, вырезали на лбу или груди пятиконечную звезду. Насладившись издевательствами, жертву тут же пристреливали и сбрасывали с эшафота в кучу. Руководящих работников четвертовали: отрубали руки и ноги, а потом пристреливали. Трупы растаскивали и добивали, словно боялись, что кто-нибудь из казненных выживет и останется свидетелем бандитских зверств.
Но свидетелей было достаточно - на глазах у всего села происходила казнь житкурских коммунистов и беспартийных активистов.
Когда отряд Черемисова - Горемыкина прибыл в село, бандитов там уже не было. Днем раньше они ускакали в сторону степного озера Булухта. На улицах Житкура - ни души. Словно вымерло село. Все., погибших положили в гробы, перед погребением про. вели траурный митинг. Захоронили красных защитников Житкура здесь же, на базарной площади в братской могиле и торжественно поклялись отомстить врагам революции за эти зверства.
Активных пособников бандитов арестовали. А их было немало. Ведь братья  Солохины, возглавлявшие одну из банд, были из Житкура. В селе у них было много близких и дальних родственников. У арестованных конфисковали имущество, скот, запасы продовольствия, а их самих решением оперативно-карательной тройки тут же расстреляли, других отправили в Астрахань как заложников.
Одновременно небольшие конные отряды выехали на ближайшие хутора примерно в радиусе 30 километров от Житкура, чтобы вести наблюдение за хуторами, которые были связаны с бандитами. Так, на хуторе Сушкова, где проживало всего 12 зажиточных крестьянских хозяйств, была обнаружена бандитская база: склад легкого стрелкового оружия и продовольствия. Почти все мужчины хутора находились в бан-дитских отрядах. Поэтому население хутора с имуществом на подводах вывезли в Житкур, а постройки сожгли.
Прошла неделя. Все это время отряды Черемисова и Горемыкина продолжали стоять в Житкуре. Бандиты не появлялись не только в селе, но и на ближайших к нему хуторах. Они знали, что отряд хорошо вооружен и обучен. И они откатились в глубинные степные хутора, надеясь переждать ухода из Житкура отрядов Черемисова и Горемыкина. А когда из Ленинска в Житкур прибыли два взвода красноармейцев и взвод мобилизованных коммунистов, отряд Черемисова выступил на станцию Сайхин для погрузки на Астрахань.
Среди прибывших из Ленинска были опытные партийные и советские работники. Вновь в Житкуре образовали волостной комитет партии, волисполком Его возглавил коммунист Мандрыкин, а военкомом стал Демченко. Были образованы и другие органы Советской власти. Вскоре после этого Горемыкин ее своим отрядом вместе с товарищами из Джаныбека отправился на станцию Эльтон, где по данным раз едки ожидалось появление банды. Передвигались настолько стремительно, что опередили бандитов, и Те узнав об этом, налет на Эльтон отменили. Затаились, стали ждать удобного случая.


Поиск
Календарь
«  Ноябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz